Классицизм в Варшаве.

Произведение архитектуры всегда вызывается той или другой потребностью жизни. Бесцельной, чистой архитектуры нет; архитектурное творчество всегда служит практической потребности. И не потому только, что ее создания требуют больших средств и труда: архитектура не может, как музыка, вдохновляться одной чистой мелодией; для одухотворения ею мертвых камней, кроме замысла художника, нужна еще величественная санкция жизни.

Варшава. Водоем на площади Красинских. 1823 г.
Варшава. Водоем на площади Красинских. 1823 г.

Идея, воплощаемая в здание, всегда связана с его назначением.

Формы храма не применимы, нелогичны для человеческого жилища; уютная красота семейного жилища теряет свой смысл и свое обаяние в применении к величественному официальному зданию...

Потому-то уже давно наметилось в архитектуре разделение церковного и гражданского зодчества, а также сельского и городского. Но есть и ряд иных, более тонких и сложных заданий, определенно ощущаемых зрелыми архитектурными эпохами. Например, архитектура города и столицы.

Город — поселение обывателей, требующее уюта, покоя, удобства, идиллической красоты. Город — художественная рамка личной и семейной жизни. Идеальный тип города представляла Москва начала XIX века: тихие улицы, обширные дворы перед особняками, окруженными садами, дома, не превышающие потребности частного быта; небольшие церкви для частных молитв, а не для всенародных молений; правительственные здания, мало отличающиеся от обывательских домов...

Столица — это форум государства, средоточие власти, символ государственного могущества и богатства. Здесь нужны огромные площади, окаймленные суровыми колоссами-дворцами, широкие и прямые проспекты, титанические торжественные храмы, могучие колоннады, бесстрастные официальные учреждения. Подлинной столицей был Петербург конца 1820-х годов.

За последние два века только мастера классицизма обладали размахом, способным воплотить в камень идею столицы. Вот почему во всем мире так мало действительных столиц, столиц не только по наименованию, но и по облику!

Из городов России, кроме Петербурга, типичной столицей является Варшава. Столицей ее сделал не столько XVIII век, эпоха саксонских королей, сколько начало XIX-го.

Величие петербургских архитектурных замыслов Кваренги, Захарова и Росси донеслось сюда, на берега Вислы, в опустевший после тревожных событий город. На старых просторных площадях, где доживали свой пышный век барочные дворцы польских королей и магнатов, возникли огромные колоннады, протянулись по мощным гладям стен классические барельефы, и создался величественный город классицизма, мало уступающего классицизму Петербурга...

Вообще в Польше классицизм не получил такого широкого распространения, как в России. Пропагандируемый художниками-итальянцами, он медленно надвигался в самом конце XVIII века. Ему удалось завоевать усадьбы польского дворянства, раскинутые кругом Варшавы и много общего имеющие с нашими «подмосковными»; в городах же, а особенно в самой Варшаве, прочно укоренившиеся формы барокко и французского ренессанса очень неохотно, уступали место новому пришельцу, победоносно облетавшему мир!

С начала XIX века петербургские вкусы оказывают заметное влияние на строительство Варшавы: классицизм упрочивается, и притом в характерной русской трактовке. Художественный идеал архитекторов классиков Варшавы очень близок к петербургскому: то же увлечение грандиозным в классицизме, устремление к холодной силе, к олицетворению земного могущества. Интересно, что некоторым варшавским строителям удалось выявить этот идеал ярче, сильнее, чем их петербургским товарищам...