В дальнейшей своей жизни обитель разделяет общую историю с городом: она страдает от опустошительных пожаров столь обычных в тогдашней деревянной Руси, переживает тяжелые дни вражеских набегов. Но «лихолетье» смутного времени монастырь пережил довольно благополучно. Между тем, город сильно пострадал в 1613-м году. 22-го января этого года на Соль Вычегодскую сделал набег пан Яков Яцкой с «литовскими людьми, русскими ворами и казаками». Три дня они прожили в городе, грабя и убивая жителей: на одной только торговой площади «с попом Леонтьем вместе» погибло 27 человек.

Множество дворов, жилых мест и почти все церкви были сожжены «лихими ворогами». Уцелели только Введенский монастырь, другой монастырь — Борисоглебский, дворы Строгоновых да несколько церквей — Спаса Нерукотворенного образа, Успения Пресвятой Богородицы, и Афанасьевская сторона.

По писцовой книге 1657-го года храмы в обители все еще деревянные, впрочем, и все остальные храмы Сольвычегодского, кроме Благовещенского Строгоновского собора, продолжают оставаться деревянными.

Спустя несколько лет, эти монастырские храмы сгорают.

Тогда «именитый человек» Григорий Дмитриевич Строгонов, в восьмидесятых годах XVII столетия, закладывает каменный храм во имя Введения Божьей Матери, созидаемый им «своим коштом» по благословенной грамоте преосвященного Александра, архиепископа устюжского и тотемского *.

Имя Григория Дмитриевича Строгонова должно быть особенно хорошо известно всякому любителю родного искусства. Он же был «строителем» и Рождественской «Строгоновской» церкви в Нижнем Новгороде, которая является таким прекрасным памятником своей эпохи и одним из сокровищ Новгорода «низовския земли». Рождественская церковь памятна каждому, кто когда-либо любовался открывающейся с Волги панорамой Нижнего!

Строгоновы вели обширную торговлю с чужими землями; это обстоятельство не могло не влиять на их вкусы и наклонности, вырабатывая из них сознательных «западников». Таким и рисуется нам создатель Введенского Соборного храма и Рождественской церкви — этот, очевидно, чуткий и культурный человек.

Местные предания рассказывают, что Строгонов выписывал мастеров из-за рубежа, прибегая к их помощи при постройке храма; чертеж же соборного фасада, будто бы, был сделан в Голландии.

Огромное здание это строилось восемь лет. По каким-то неизвестным нам причинам, первоначально в нем был освящен один Богоявленский придел в нижнем этаже. Только через 17 лет весь собор был освящен преосвященным Иосифом, архиепископом устюжским и тотемским в 1712-м году, 8-го июня.

Когда обозреваешь Сольвычегодск с его памятниками — городским собором и остальными церквями, то создается определенное впечатление от зодчества этого тихого города-отшельника, который «весь в прошлом». И ничто не предупреждает нас о том, с чем встретимся мы во Введенской обители.

Несколько заворотов по сольвычегодским пустынным заросшим травой улицам, где гулко звучат шаги по деревянным тротуарам; и перед нами неожиданно обрисовываются узорные силуэты монастыря.

Мы входим в Святые врата обители, и перед нами вырастает громада собора — в высшей степени своеобразного памятника «русского барокко». Идея храма ясно выражена в стремлении придать всему зданию «вид уходящей в небо башни».

Прием этот — очень рискованный: в руках зодчего, владеющего массами, он может дать эффектные результаты; но малейшая ошибка при выборе пропорций для остальных частей храма приводит к тому, что последние будут плохо вязаться с главной массой и производить впечатление приставленных к ней случайно *.